Психологические факторы насилия над родителями

Психологическое и эмоциональное насилие

Начнем с того, что любое насилие по отношению к ребенку, будь то физическое, сексуальное или психологическое, негативно сказывается на ребенке, ломая всю его дальнейшую жизнь. Тем не менее в УК РФ есть статьи, которые предусматривают наказания лишь за первые два вида насилия. За совершение психологического насилия, к сожалению, нет. Практически невозможно наказать виновных, поскольку зачастую родители не подозревают, что вредят ребенку, считая, что они действуют из лучших побуждений. Косвенно сюда можно отнести доведение до самоубийства, однако, назначить наказание за такое можно, либо если ребенок уже частично нанес себе вред, но был спасен, либо если трагедии избежать не удалось, и уже слишком поздно.

Также следует сказать о том, что очень часто понятия «эмоциональное насилие» и «психологическое насилие» путают, полагая, что это одно и то же. Это не совсем верно. Скорее, первое входит во второе, поскольку эмоции человека являются неотъемлемой составляющей психологии. Эмоциональное насилие оказывает влияние непосредственно на эмоциональное развитие ребенка, тогда как психологическое – на психику в целом, затормаживая развитие его способностей. Тем не менее оба вида насилия тяжело сказываются на будущем маленького человека, формируя из него сломленную, больную личность. Поэтому все, что относится как к эмоциональному, так и к психологическому насилию, мы соберем в один список.

Источник фото: shutterstock.com

Литература

  1. Ambert A.-M. The Effect of Children on Parents. New York: Hayworth Press, 1992.
  2. Ambert A.-M. Parents, Children, and Adolescents: Interactive Relationships and Development in Context. New York: Hayworth Press, 1997.
  3. Barkley J. Reclaiming our children: teachers as elders. In Daily Meaning: Counternarratives of Teachers’ Work. Neilsen, Allan R. (editor). Halifax: Bendall Books, 1999.
  4. Cottrell B. Parent Abuse: The Abuse of Parents by Their Teenage Children. Report and booklet. 2001. — hc-sc.gc.ca
  5. Cottrell B., Finlayson M. A. Parent Abuse: The Abuse of Parents by Their Teenage Children. Report and booklet. 1996. — hc-sc.gc.ca
  6. Price, J. Power and Compassion: Working with Difficult Adolescents and Abused Parents. New York: Guilford Press, 1996.

Напечатана в журнале «Психология зрелости и старения». — № 1(37), 2007. — С. 5–18.

Психические особенности пострадавших детей

Дети, пережившие насилие в семье, имеют серьезные психологические травмы, которые становятся результатом личностных и поведенческих особенностей человека. Они подвержены немотивированным вспышкам гнева, переносят собственную агрессию на младших и на животных. Другие дети, наоборот, могут быть чрезмерно замкнуты и пассивны, что вызывает проблемы в общении со сверстниками

Некоторые могут пытаться привлечь к себе внимание вызывающим поведением или попытками суицида

Пострадавшие от сексуального насилия дети могут иметь познания, несвойственные их возрасту, странно вести себя со сверстниками. С возрастом сами могут стать агрессорами по отношению к другим людям в сексуальном плане.

Подвержены депрессиям. Часто имеют низкую самооценку, из-за чего в будущем им тяжело добиться успехов.

Пережитое насилие и отсутствие поддержки

Иногда травмирующим для человека становится не само насилие, а то, что он не получил поддержки после этого опыта. Когда вместо того, чтобы поддержать и утешить ребенка, взрослые обесценили его переживания. Или не поверили ребенку, или отмахнулись от него, или даже его самого обвинили в том, что с ним произошло.

После болезненного опыта мы очень нуждаемся в том, чтобы с кем-то разделить свои переживания. И когда ребенок регулярно получает поддержку от взрослых, он со многим может справиться. Тогда даже очень неприятный опыт (такой, как насилие) может и не сформировать у него психологическую травму.

Но когда родители не поддерживают ребенка в его переживаниях, потому что их самих в детстве никто не поддерживал, и они не научились это делать. Или потому что у них нет на это времени, или по другим причинам. То многие ситуации, которые происходят с ребенком, формируют у него психологические травмы. Которые потом неизбежно мешают ему в его взрослой жизни, когда ребенок вырастает.

А если же насилие совершается самими родителями, то ребенок в любом случае переживает крайне травматичный опыт. Ведь в таком случае ему больше не к кому обратиться за поддержкой. Тогда родитель для него является одновременно и насильником, т.е. человеком, которого ребенок боится, и тем человеком, от которого он жаждет получить заботу, защиту и утешение.

Такая ситуация, если она систематически повторяется, приводит к расщеплению психики у ребенка на две части:

  • часть, которая привязана к родителям, которая хочет приблизиться к ним и получить от них заботу, любовь и поддержку,
  • и часть, которая хочет сбежать от родителей, хочет оттолкнуть их и защититься от их посягательств.

И это расщепление затем сохраняется у человека, когда он вырастает. И тогда он не может одновременно и защищать себя, и удовлетворять свои потребности. У него в один период времени либо активна одна его часть, которая приближается к другому человеку. Либо другая часть – которая отстраняется и защищается.

Это может приводить к тому, что человек не способен распознавать угрозу и защищать свои личные границы тогда, когда он нуждается в связи с другим человеком. И не способен чувствовать и удовлетворять свои потребности в контакте с другими людьми тогда, когда у него активна его защищающаяся часть.

То есть, он либо в один момент времени способен сближаться и выстраивать отношения, но не способен защищать свои границы. Либо способен защищать себя, но не способен приближаться к другому человеку и выстраивать с ним отношения.

Профилактика

Для профилактики жестокого обращения с детьми необходим многосекторальный подход. Эффективными являются те программы, которые поддерживают родителей и прививают позитивные родительские навыки. Они включают:

  • посещения родителей и детей на дому медсестрами для поддержки, обучения и предоставления информации;
  • обучение родителей, обычно групповое, для улучшения навыков воспитания детей, расширения знаний о развитии ребенка и стимулирования стратегий позитивного обращения с детьми; и
  • многокомпонентные мероприятия, обычно включающие поддержку и обучение родителей, дошкольное образование и уход за ребенком.

Другие программы по предотвращению также перспективны в некоторых отношениях.

  • Программы по предотвращению травм головы в результате жестокого обращения (называемых также синдромом встряхнутого ребенка и нанесенным травматическим повреждением мозга). Обычно это программы на уровне больниц, ориентированные на молодых родителей до их выписки, которые информируют об опасностях синдрома встряхнутого ребенка и рекомендуют меры в отношении безутешно плачущих детей.
  • Программы по предотвращению сексуального насилия над детьми. Они обычно проводятся в школах и обучают детей в следующих областях:
    • право собственности на свое тело;
    • разница между хорошими и плохими прикосновениями;
    • как распознавать угрожающие ситуации;
    • как сказать «нет»;
    • как рассказать о неправильном обращении заслуживающему доверие взрослому человеку.

Такие программы эффективны в усилении защитных факторов от сексуального насилия над детьми (например, знания о сексуальном насилии и защитных формах поведения), но данные о том, способствуют ли такие программы уменьшению масштабов других видов насилия, отсутствуют.

Чем раньше в жизни ребенка проводятся такие мероприятия, тем более полезными они являются для ребенка (например, когнитивное развитие, поведенческая и социальная компетенция, образовательная подготовка) и для общества (например, уменьшение числа правонарушений и преступлений).

Кроме того, раннее распознавание случаев в сочетании с непрерывной заботой о детях, ставших жертвами насилия, и семьях может способствовать уменьшению масштабов повторного жестокого обращения и его последствий.

Для максимального воздействия мероприятий по предотвращению и проявлению заботы ВОЗ рекомендует проводить их в качестве составной части четырехэтапного подхода в области общественного здравоохранения:

  • определение проблемы;
  • определение причин и факторов риска;
  • разработка и тестирование мероприятий, направленных на минимизацию факторов риска;
  • распространение информации об эффективности мероприятий и расширение масштабов проведения проверенных эффективных мероприятий.

По данным ЮНИСЕФ, 3 из 10 взрослых во всем мире считают, что физические наказания необходимы для правильного воспитания или образования детей

Характерным примером того, как на доказанные факты жестокого обращения с детьми, выдаваемые за воспитательные меры, реагируют российские суды, является решение, принятое Люберецким городским судом Московской области в 2018 году. Суд посчитал, что мужчина, ночью регулярно душивший свою супругу и двоих детей в качестве «метода воспитания», не заслуживает лишения родительских прав, поскольку эта мера является крайней, и ограничился лишь предупреждением о необходимости изменения своего отношения к воспитанию несовершеннолетних детей. При этом результаты систематического обзора, выполненного ВОЗ, показали также, что в 24 странах прослеживается тесная связь между наличием законодательных норм, ограничивающих телесные наказания, и менее одобрительным отношением к этим видам наказания, а как следствие — более редким их использованием. По состоянию на 2016 год, около 50 стран установили официальный запрет на все жестокие способы наказания детей, а еще 52 государства обязались его ввести.

К 2030 году ООН ставит задачу покончить с жестоким обращением, эксплуатацией и торговлей детьми, со всеми формами насилия и пытками в отношении детей, а также ликвидировать все формы насилия в отношении всех женщин и девочек в публичной и частной сферах, включая торговлю людьми, сексуальную и иные формы эксплуатации, и значительно сократить распространенность всех форм насилия, а также уменьшить показатели смертности от этого явления во всем мире.

Возможно, к этому моменту в России будет принят закон о домашнем насилии, введены охранные ордеры, юридически признана проблема буллинга и виртуального преследования, в том числе в среде подростков, повышен брачный возраст даже в тех регионах, где социо-культурные особенности сегодня делают возможными браки с 15-летними девочками, а также найдены простые и недорогие способы информирования и взрослых и детей о том, что делать и куда обращаться, столкнувшись с насилием в отношении себя или других. А иначе нас ждет вовсе не то, чем пугают из телевизора, а паралич души от равнодушия, о котором Чехов писал больше века назад.

Виды эмоционального насилия над детьми

Игнорирование — самое жестокое и опасное отношение взрослых к маленьким – не замечать, не разговаривать. Дети от такого наказания страдают особенно чувствительно, ведь им, как воздух, необходимо тепло и нежность родительских рук, объятия и поцелуи, без этого личность не развивается.

Неприятие — мама или папа откровенно демонстрируют и не скрывают от ребенка, что он нежеланный, ненужный, обуза и лишняя финансовая трата.

Изолирование – при любой оплошности ставить в угол на несколько часов, закрыть в комнате, не разрешать выходить гулять во двор, не общаться по телефону с друзьями, и так далее, по сути, это любое ограничение в свободе.

Запугивание и угрозы – «вовремя не выучишь уроки, не уберешься в комнате, то не будешь смотреть телевизор, не пойдешь в гости, отберу мобильный телефон». Имеется в виду перманентное психологическое напряжение и давление на неокрепшее сознание подрастающего человека.

Унижение – высмеивание на людях, в присутствии друзей, оскорбление недостойными словами. Сюда же можно отнести нескончаемые нотации и лекции о «недостойном» поведении, издевки, крики и брань. Зачастую оскорбительные фразы и слова ранят сильнее, чем шлепок по макушке.

Очень хочется привести цитату Пифагора: «Не заставляй детей ронять слезы слишком часто, иначе им будет нечего уронить над твоей могилой».

Любой родитель хочет видеть свое «сокровище» идеальным — умным, красивым, аккуратным, здоровым, добрым. Как только замечается, что он «не такой» начинается домашнее насилие. Что самое удивительное, каждый из них желает своему ненаглядному чаду только добра, даже не подозревая, как мучается и страдает его ребенок. Верю, большинство взрослых абсолютно не догадываются о травмах, наносимых психике и развитию человечка.

Что делать родителям?

«Лучший способ сделать детей хорошими – это сделать их счастливыми» Оскар Уайльд. Замечательные, умные, здоровые и развитые во всех смыслах этого слова дети вырастают только в любви. Ребенка надо любить не за то, что он аккуратный, спокойный, красивый, покладистый и так далее, а за то, что он есть! Конечно, без наказания нет воспитания, но надо правильно и грамотно направлять свою кровинку по жизни. Предупреждать об опасностях, разговаривать на все темы, которые его волнуют, а не ссылаться на занятость. Делиться собственными впечатлениями и мнением, подсказывать, как поступать в той или иной ситуации. Позволять ему совершать собственные ошибки, иначе характер не разовьется, не затыкать рот и, тем более не орать и не давить авторитетом. Это не значит быть на равных и потакать во всех прихотях. Это значит признавать достоинство и значимость маленького человека, уважать его и принимать таким, какой он есть, слегка и ненавязчиво корректировать некоторые недостатки, которые, вероятно, помешают ему в дальнейшей жизни.

Масштабы проблемы

Жестокое обращение с детьми является глобальной проблемой с серьезными пожизненными последствиями. Несмотря на то, что недавно были проведены исследования в некоторых странах с низким и средним уровнем дохода, многих данных до сих пор не хватает.

Жестокое обращение с детьми представляет собой сложную и трудную для изучения проблему. Имеющиеся оценки варьируются в широком диапазоне в зависимости от страны и используемого исследовательского метода. Оценки зависят от следующих аспектов:

  • применяемые определения жестокого обращения с детьми;
  • изучаемый тип жестокого обращения с детьми;
  • статистический охват и качество официальных статистических данных;
  • охват и качество обследований, при которых требуются отчеты самих жертв, родителей или воспитателей.

Тем не менее международные исследования показывают, что одна четверть всех взрослых подвергались в детстве физическому насилию, и что 1 из 5 женщин и 1 из 13 мужчин подвергались в детстве актам сексуального надругательства. Помимо этого, многие дети становятся жертвами эмоционального (психологического) насилия и пренебрежительного отношения.

По оценкам, ежегодно происходит 41 000 убийств детей в возрасте до 15 лет. Эта цифра недооценивает истинные масштабы проблемы, так как значительная доля случаев смерти в результате жестокого обращения с детьми неправильно приписывается к падениям, ожогам, утоплениям и другим причинам.

В условиях вооруженных конфликтов и в лагерях для беженцев девочки особенно подвержены сексуальному насилию, эксплуатации и жестокому обращению со стороны военных, представителей сил безопасности, других членов их сообществ, гуманитарных работников и других лиц.

Типы насилия в отношении детей

Большинство случаев насилия в отношении детей относится, по крайней мере, к одному из шести основных типов межличностного насилия, совершаемого на разных этапах развития ребенка.

  • Жестокое обращение (включая жестокие наказания) охватывает физическое, сексуальное и психологическое/эмоциональное насилие; и отсутствие заботы о детях раннего возраста и других возрастных групп и подростках со стороны родителей, воспитателей и других авторитетных лиц, в основном, дома, но также в таких учреждениях, как школы и приюты.
  • Травля (в том числе в киберпространстве) – это нежеланное агрессивное поведение другого ребенка или группы детей, которые не являются братьями или сестрами и не состоят в романтических отношениях с жертвой. Она включает неоднократное причинение физического, психологического или социального вреда и часто происходит в школах и других детских учреждениях, а также через Интернет.
  • Насилие среди подростков и молодежи – это насилие среди детей и молодых людей в возрасте 10-29 лет, которое происходит, в основном, в сообществах между знакомыми и незнакомыми людьми. Оно включает травлю и физическое нападение с оружием (таким как огнестрельное оружие и ножи) или без него и может включать насилие, совершаемое преступными группировками.
  • Насилие со стороны интимного партнера (или бытовое насилие) включает физическое, сексуальное и эмоциональное насилие со стороны интимного партнера или бывшего партнера. И хотя жертвами насилия со стороны интимного партнера могут быть мужчины, от него непропорционально страдают женщины. Такое насилие обычно происходит в отношении девочек и девушек, состоящих в детских и ранних/принудительных браках. Среди подростков, состоящих в романтических отношениях, но не в браке, такое насилие иногда называют «насилием на свиданиях».
  • Сексуальное насилие включает совершаемые без согласия сексуальные контакты или действия сексуального характера, совершаемые без контакта (такие как вуайеризм или сексуальные домогательства), или попытки совершения таких контактов и действий; акты торговли с целью сексуальной эксплуатации, совершаемые в отношении лиц, не способных дать согласие или отказаться; и эксплуатацию в Интернете.
  • Эмоциональное или психологическое насилие включает ограничение движений ребенка, унижение, осмеяние, угрозы и запугивание, дискриминацию, неприятие и другие нефизические формы неприязненного обращения.

Любые из этих типов насилия, направленного против девочек или мальчиков в связи с их биологическим полом или половой идентичностью, могут также представлять собой насилие по признаку пола.

Что делать в таком случае

Почему-то современное общество до сих пор не может избавиться от старых пережитков, когда жена была собственностью мужа, не имела прав, и он мог делать с ней всё, что захочет. Но сейчас существует и постоянно открывается множество центров по защите от домашнего насилия, женщин поддерживает общество, официальные органы и близкие люди.

Самый логичный выход из ситуации — развод. Решиться на такой шаг вам поможет помощь психолога и поддержка близких людей.

Некоторые женщины заводят себе любовника, чтобы чувствовать себя любимой. Но это не выход. Хотя иногда любовник может помочь справиться с ситуацией и забрать вас к себе.

Конечно, ещё есть вариант пригрозить мужу обращением к участковому. Если это и сбавит пыл агрессии, то ненадолго. В следующий раз вы можете не успеть не то что пригрозить супругу, а даже обратиться за помощью.

Если тирания мужчины началась относительно недавно, и проявляются только психологические признаки в поведении, может быть, у мужчины произошли какие-то перемены в жизни, о которых вы не знаете. Попробуйте поговорить с ним, выяснить, что послужило причиной агрессии. Может, ему самому нужна ваша поддержка и помощь, а так как вы сами не поняли этого, ему мешает признаться собственный психологический барьер показаться слабым и нуждающимся в вашей помощи.

Не оправдывайте партнёра, если он причиняет вам физическую или эмоциональную боль, его действия лишены смысла и логики. Если вы боитесь остаться одной — обсудите вопрос на женских форумах, общайтесь анонимно, если боитесь быть узнанной. Вы найдёте тёплые слова и поддержку среди коллег, друзей и знакомых. В любом случае, не бойтесь перемен в своей жизни, они однозначно пойдут вам на пользу и помогут стать счастливее, освободившись от постоянной тирании.

«Мне больно за людей»

Как проект «Тебе поверят» существует с марта 2019 года. Тогда появилась команда, сформулировали основные принципы работы и цели проекта. Общественная инициатива началась чуть раньше. В декабре 2018 года Юля Кулешова публично рассказала, что с 5 до 12 лет подвергалась сексуализированному насилию со стороны отчима. В ответ на признание ей стали писать сотни людей со схожими историями.

«”Тебе поверят” родился из “мне больно”. И это не только про личную боль, но и активистское “больно” за других людей. Было невыносимо от того, как много подобных историй и как сложно пережившим найти качественную помощь», — вспоминает она.  

В проекте работают с узкой проблемой сексуализированного насилия над детьми и подростками и помогают людям, прошедшим через этот опыт. Основная задача – разгрузить от чувства вины, стыда, страха. Сейчас в проекте оказывают помощь 12 психологов, у которых ежемесячно 150-180 бесплатных консультаций, они проводятся как очно, так и онлайн. Из-за большого количества обращений время ожидания может достигать трех месяцев, но очередь двигается. Так как речь идет о взрослых, готовых обсуждать вопросы, связанные с детством, с далеким прошлым, а не с острой кризисной ситуацией, такое ожидание считается допустимым.

Все психологи проходят несколько этапов подготовки: пара собеседований, обучение, работа с наставницей, посещение супервизий и интервизий, чтобы глубже вникнуть в контекст

Важное правило — ограниченный объем работы. Психологи не могут брать больше определенного количества консультаций, обязательно проходят супервизию и личную терапию

Это важно для профилактики выгорания и облегчения соприкосновения с темой насилия.

Себя Юля тоже бережет. После каминг-аута личным опытом пережитого насилия с ней поделились сотни людей. «Моя ресурсность — это моя личная ответственность. Сейчас я по-прежнему понимаю всю несправедливость, абсурдность, безумие насилия, понимаю, какие последствия оно несет для человека. И все же стараюсь аккуратно относиться к своему эмоциональному состоянию, поддерживать себя, минимально впитывать и передавать эти истории в профессиональные руки», — объясняет она. 

С этой осени в проекте стали отдельно работать с подростками. Все сообщения и информация шифруются и анонимны. Новое направление запустили буквально три недели назад, но количество обращений уже большое. В отличие от работы со взрослыми специалистки стараются максимально оперативно выйти на связь, так как ребенок потенциально может находиться в актуальной ситуации насилия.

Признаки эмоционального насилия над ребенком

— замкнутость в себе, задумчивость, нежелание делиться впечатлениями и мыслями,   агрессивность;

— неуверенность в своих поступках;

— некоммуникабельность, неумение общаться со сверстниками;

— недоверие к окружающим, к близким в том числе;

— не умение проявлять чувства к другим людям, равнодушие, отсутствие эмпатии;

— неоправданная капризность, с целью привлечь к себе внимание;

— нарушение сна, аппетита;

— надуманные страхи;

— частые болезни.

Как только родители заметят данные симптомы, следует срочно провести «чистку» в воспитательном процессе и сделать соответствующие выводы.

«Пугают, что отправят в детский дом»

«Случай Лены — классический, — говорит Анна Левченко, руководитель Мониторингового центра по выявлению опасного и запрещённого законодательством контента. — Такое встречается в тех семьях, где нет доверительных отношений между матерью и ребёнком. Мать не верит дочери (как правило, речь идёт именно о девочках) до последнего. Бывает, что матери закрывают на это глаза ради мужчины, ради сохранения отношений. При этом девочки почему-то чувствуют себя ответственными за брак родителей и боятся разрушить семью, рассказав про домогательства со стороны отца или отчима. Поэтому, как правило, в семье такие дети поддержки не находят».

«Это реальные случаи. Например, так было год назад в Москве, — продолжает Анна. — Директор школы обратилась в правоохранительные органы, но мать запугала дочь до такой степени, что девочка тут же изменила показания, сказала, что ничего не было. Девочке на тот момент исполнилось 16 лет. Насиловал её отчим с восьми лет. Почему она решила обо всём рассказать? Её родной сестре тоже исполнилось восемь, она заметила, что отчим стал приставать и к младшей. То есть себя защитить она не смогла — хотела помочь хотя бы сестре. Мать в ярости бросилась на неё, на учителей, на директора. Я при этом присутствовала, видела своими глазами. Люди из Следственного комитета и с Петровки (ГУ МВД по Москве. — RT), которые занимаются такими случаями, пообщавшись с девочкой, в один голос сказали, что на 99% уверены: она не врёт. Но ничего сделать не могли, потому что девочка меняла показания. В итоге всё-таки дело дошло до задержания. Мать до последнего защищала педофила-сожителя».

«Иногда школьные психологи или учителя начинают пугать тем, что ребёнка изымут из семьи и отправят в детский дом, — говорит Левченко. — У нас был случай, когда 15-летняя девочка рассказала учительнице о домашнем насилии. На что та ей ответила: «Ты самая обеспеченная в классе, тебе все завидуют, а что случится, если папу отправят в тюрьму, а маму лишат родительских прав?» В итоге девочка продала всех своих дорогих кукол, собрала около 15 тыс. рублей и убежала к бабушке в Барнаул, живёт теперь у неё».

По мнению Анны Левченко, необходимо открывать центры для жертв сексуального насилия, где ребёнок или подросток может пройти курс реабилитации с помощью медиков и психологов. Сейчас таких центров очень мало.

«Необходимы беседы в школах о личных телесных границах, о том, что такие действия со стороны взрослых ненормальны, — считает Левченко. — Дети, в отношении которых совершается сексуальное насилие с раннего возраста, просто не знают, что такое норма, они могут не осознавать, что они жертвы. Также нужно объяснять, что есть бесплатная юридическая и психологическая помощь».

Времени не хватает?

Равнодушие к таким семьям со стороны опеки люди, которые работают внутри системы, объясняют элементарной нехваткой кадров: «Ещё три года назад на весь наш район (в него входит два городских и семь сельских поселений) в органе опеки работал один человек, служебной машины у него не было. Естественно, проведать все семьи было просто невозможно. Сегодня здесь работают три человека. Однако втроём тоже охватить район сложно. Поэтому и получается, что часто они просто созваниваются с семьями, в которых уверены, по телефону», — рассказал директор одного из детдомов.

В итоге бездействие опеки и ПДН в сочетании с нашим безразличием приводит к тому, что никто не замечает страданий детей. Ведь ни соседи, ни приёмная мама девятилетнего таштагольца не пытались остановить издевательства над ним. Однако практика показывает, что, даже если мы и звоним во все колокола, меры всё равно принимают не всегда. «После смерти сына внучку воспитывает сноха. Женщина беспробудно пьёт, часто бросает ребёнка с друзьями-алкоголиками и уходит. Несколько раз заставал девочку с синяками. Мы с женой хотим забрать внучку, а в опеке говорят: «У вас вся деревня пьёт, не будем же мы у всех детей забирать», — рассказывает житель Яшкинского района. Мужчина боится, что если сегодня опека ему не поможет, то завтра с его внучкой случится беда.

Семейная пара подозревается в убийстве двух приемных детей
Подробнее

Виды насилия над женщинами

Виды домашнего насилия делятся на такие виды:

Физическое

Прямое либо косвенное воздействие на жертву, цель которого причинить ей физические увечья, побои, пощечины, пинки, шлепки и так далее. Телесное наказание по отношению к любому члену семьи, одна из форм домашнего насилия. Также в числе физического насилия относится нежелание оказывать первую медицинскую помощь, лишения исполнения жизненно-важных потребностей (душ, туалет), депривация сна, принуждение к наркотикам или алкоголю.

Нанесение травм другим членам семьи либо животным, в попытке психологического воздействия на жертву. Это косвенная форма физического насилия.

Одна из самых жестоких форм физического домашнего насилия – изнасилование. Последствием может быть нежелательная беременность и недуги, передающиеся половым путем. Зачастую жертвы, боясь общественного мнения, молчат об изнасиловании.

Такой вид насилия обычно совершается с применением прочих форм домашнего насилия. Подразумевается любое принудительное действие сексуального характера, а также принуждение к нему в виде уговоров, шантажа, домогательств, подкупа.

В нашем обществе, как и во многих других, зачастую брак расценивается, как обретение мужчиной безусловных прав на секс с женой, и на применение силы при ее нежелании интима.

Принуждение, «приправленное» разговорами о супружеском долге считается сексуальным насилием, так как никакого супружеского долга нет. В здоровых отношениях секс всегда происходит по взаимному согласию и приносит удовлетворение и радость обоим партнерам.

Среди форм сексуального насилия также присутствует демонстрация гениталий, порнографии.

Психологическое

Такая форма домашнего насилия распространена более прочих. Периодически может сопровождаться физическим насилием. Диагностировать его трудно, как и доказать суду. Остальные формы имеют явные физические последствия, в то время как психологическая форма редко имеет выраженные видимые последствия. При этом урон психике остается очень тяжелым.

Психологическая тирания может выражаться в нескончаемых замечаниях, которую насильник называет обычной критикой, язвительные шутки, любые высказывания, которые унижают жертву. Здесь же различные запреты относительно встреч с друзьями или родственниками, выхода на работу и так далее. Другие проявления: демонстрация силы без физического воздействия.

Отдельным подпунктом можно выделить – газлайтинг. Слово берет свое начало со времен выхода киноленты «Газовый свет» (1944). В картине демонстрируется как один человек, селит сомнения в адекватности другого, не подтверждает реальность происходящих событий, и тем самым доводит его до безумия.

То есть, отрицание реальности в реальной жизни может выглядеть так:

  • «Я никогда не говорила такого, ты выдумываешь», «Тебе это показалось», «Такого никогда не было» (отрицания фактов);
  • «Ты не можешь злиться на меня», «Ты думаешь, что тебе плохо, но это не так» (отрицание эмоций);
  • «Слушай, ты странно себя ведешь, это может плохо закончиться», «Дело не в плохом настроении – у тебя депрессия» (намек на психические отклонения).

Финансовое

Подразумевается контроль над финансовыми ресурсами семьи, ограничение жертвы в финансах, вымогательство либо принуждение к нему. В этой же категории запрет на трудоустройство, обучение, а также намеренная растрата семейных средств (для создания напряженных отношений). Одна из форм экономического насилия: нежелание работать одного из партнеров.